Меню
12+

Сетевое издание «ПокачиИнформ»

24.07.2019 10:00 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Мои археологи. Тропами умнейших

Автор: Наталья Иванова

17 июля делегация из нашего города посетила лагерь Уральской археологической экспедиции. Они традиционно работают близ территории нашего города под руководством Константина Геннадьевича Карачарова. У нас получилось познакомиться с образом жизни, деятельностью и находками любителей тайн земли югорской. Как это было, читаем далее.

Зачем им столько макарон?

Супермаркет. Многолюдно. В толпе людей замечаю девушку и мужчину. Они катят перед собой большие тележки с продуктами. Останавливаются, отходят. Позади еще покупатель. Он берет из этой корзины две пачки макарон и совершает попытку уйти.

- Ой, ой, положите, пожалуйста, макароны на место. У нас все по списку, все посчитано, — говорит девушка с длинными русыми волосами.

Девушка нестандартно одета для наших мест – бежевые брюки с большими карманами. Штанины широкие, внизу есть шнурок. Джинсовка, удобные ботинки-кроссовки, напоминающие обувь, больше подходящую для похода, нежели для обычного похода по магазинам.

- Ну, ладно, извините! – с улыбкой отвечает покупатель, ставший, непреднамеренно, похитителем продуктов из чужой корзинки.

Пачек 30 макарон, столько же хлеба, чая, доширака, тушенки и другого сухого пайка.

«Боже мой, как любопытно! Куда им столько продуктов и откуда эти необычные ребята?» — первая мысль, пробежавшая в моей голове. Мне было приятно и очень интересно наблюдать за ними. А потом я расплатилась на кассе и пошла по своим делам, не предвещая, что еще одна встреча с ними не за горами.

Надо быть!

17 июля — мой первый, пока не рабочий официально (я в отпуске), но собственноручно занесенный в список рабочих, день. Куратор Туристско-информационного центра нашего города – Евгений Вязов позвонил и сказал: «Наташа, 17 июля надо быть. Едем к археологам». Я с радостью отозвалась. Разве каждый день в Покачи приезжают археологи?! Надо сказать, что такой командировке я была бескрайне рада. «Тусануть» с ребятами, которые знают то, что неведомо и недоступно никому – за милую душу! Привлекло и желание увидеть походно-полевые условия, в которых проживают любители раскопок, их образ жизни, интересные истории, байки у костра и иная романтика. Извините, иначе назвать эту профессию не поворачивается язык. В принципе, я не ошиблась.

«Северянка, северяночка»

Несолнечное, душное утро. Небо затянуто бело-серыми облаками. Дышится не особо легко. Город вроде бы проснулся, а вроде бы дремлет. Несмотря на все эти небольшие катаклизмы, настроение отличное. Чего предвкушаю – не пойму. Да и думаю, что каждый, кто отправился в это утро на куст 77, ощущал то же самое.

Наша делегация воссоединилась на автостоянке ТПП «Покачевнефтегаз». По транспорту, который ожидал, можно было понять, что отправляемся мы туда, где дали дальние, непроходимые. Красивая, белая, немного брутальная для женщины (прим. «Северянка» — женский род), она выбросила свой «трап». Мы взгромоздились по нему и расселись по креслам. К слову, чистая, ухоженная машина, как и сам водитель! Таких деталей невозможно не заметить и не указать.

Поскольку это была моя первая поездка на такого рода «автобусе», в двух словах хочу её описать. Высоко, жёстко, дерзко! Эта машина не для слабаков! Она смело идет по таким «дорогам», какие бы А.С. Пушкин назвал «неведомыми». Песок, галька, глина, там намешано все. Временами попадаются деревья, куски чего-то там и так далее. Но курс взят. Она свою работу знает на все 100%.

Куст 77, или Здравствуйте, мы приехали!

Перед нами куст 77. А неподалеку от него и лагерь археологов. Наша делегация успешно приземлилась и весело шагнула на территорию тех, кто изучает историю нашего могучего края.

Искатели истории заняли достаточно обширную территорию. Визуально она поделена на два лагеря – спальный район и место для общего сбора. Последнее включает в себя компьютерную комнату, место хранения и оформления находок, столовую и кухню, комнату для игр, место для посиделок у костра. Спальный район – обилие палаток, плотно располагающихся рядом друг с другом.

Надо отметить, что приехали мы в выходной для археологов день. А потому, на территории было не так много людей. Одни еще спали, другие отправились в город. А третьи – принимали гостей.

С радушием, вне зависимости от статуса дня, нас встретил руководитель делегации Константин Геннадьевич Карачаров. Совместно с Ловизой Бувалец он обсудил рабочие вопросы, поработал над картой окрестностей города. Было видно, что коллеги понимают друг друга с полуслова. Константин Геннадьевич – археолог до мозга костей. Его мнение и видение – очень конкретны, обдуманны, я бы даже сказала скрупулезно вымерены и отточены.

- Вот здесь бы я добавил пояснение к понятию городище и селище. Согласитесь, не каждый человек поймет сразу, о чем идет речь, – Говорит руководитель делегации. – Карты должны быть понятны обычным людям, которые не имеют отношения к истории, археологии и иным смежным профессия и наукам.

Селище – археологический термин, обозначающий древнее (исчезнувшее) неукрепленное поселение. Селище обычно не заметно на местности и обнаруживается только по наличию культурного слоя. Слово употреблялось в русском языке с древних времен и обозначало жилище, а также место бывшего села.

Городище – тип археологического памятника, укрепленное. Охватывает памятники от энеолита до Средних веков (16-17 вв). Термин употребляется в русских летописях.

Мы прогулялись по окрестностям лагеря, познакомились с условиями жизни археологов, пообщались.

Заместитель руководителя экспедиции Майя Валерьевна Житкова показала нам наиболее интересные находки. Среди них каменные ножи и фрагменты керамических сосудов.

- Эти каменные ножи для людей, которые жили в те времена, как для нас сейчас «Мерседес» – дорогостоящие вещи, — говорит Константин Геннадьевич. Наша местность не богата каменным сырьем для их производства, поэтому и ценились они высоко.

Окей, с каменными ножами разобрались. Но остальные-то кусочки? Как понять, чему они принадлежали?

- Это всё обожжённая керамика — глина. Из неё изготавливали сосуды не гончарным способом, а на лепкой – то есть вручную просто лепили новый слой глины поверх старого. Соответственно, спутать ее с чем-либо другим опытному археологу сложно, — говорит Майя Житкова.

Майя – сотрудник Уральской археологической экспедиции. В Покачах – двенадцатый год. Ежегодные визиты к нам в окрестности стали традицией, которая приносит много интересной деятельности.

- Я уже 12 лет езжу с экспедицией в город Покачи. Энтузиазм не угас, местность не наскучила, работаю по-прежнему с удовольствием. Для меня нет повторяющихся экспедиций. Всегда что-то новенькое – местность, коллектив, погода, условия, внутреннее настроение. Вообще, профессия археолог – одна из лучших. Есть возможность совместить любимое занятие и работу, — рассказывает девушка.

Кстати, рабочий день археологов начинается рано, в семь утра. Затем плотный завтрак и вперед к покорению недр земли хантыйской. К слову, хантыйской или нет, момент спорный. На вопрос, кто первый покоритель территорий, на которых мы с вами проживаем, Константин Геннадьевич однозначного ответа не даёт.

- Самый древний народ — египтяне. А вот какой народ первым обитал на вашей земле, однозначно сказать сложно. Ханты и манси пришли позже, чем те находки, которые мы отыскали. Да и пользовались они отличными от данных предметами обихода, — говорит руководитель экспедиции.

Заблудившиеся. Или почему земля квадратная?

Собственно, пока я беседовала с одной частью археологов, руководитель увёл нашу делегацию на места раскопок. Ну, и, по традиции, я отличилась – потерялась. Как оказалось позднее, не я одна. Медиаволонтер, фотограф нашей газеты, отыскал меня и с огромными глазами спросил: «Где все? И что я пропустил, пока фотографировал лес?». Я говорю: «Сейчас разберемся», и такая, деловым шагом вперед, за рыжей футболкой оператора коллеги из ТРК «Ракурс+». Пока мы, оглядывая с любопытством окрестности, шли прогулочным шагом, рыжая футболка исчезла из виду. Попытки найти выход самим, не увенчались успехом. Впереди явно болотистая местность, куда меня чуть не засосало вместе с моим топографическим безобразием. Душно, мошки кусают. Там что-то интересное уже рассказывают, а мы стоим, и ничегошеньки не происходит. Я решила, что чудеса дедукции оставлю на иной случай, и позвонила Евгению Викторовичу Вязову – руководителю нашей делегации. Он объяснил, как и куда идти, не с первого раза, конечно, но все пошло как надо! (В такие моменты я возмущаюсь на свою исконно и непоколебимо филологическую сущность, абсолютно не способную найти выход из чего-либо, кроме книги)

Шикарный лес, красивые, классические северные летние виды – глаз радуется. Под ногами – дорожка из мха, иголок сосны, листиков. Редкие сосенки позволяют увидеть каждую травинку, кустик, ягодку. И такое все до дрожжи в коленках маленькое, аккуратное, нежное, родное. Я почему-то вспомнила свое детство…

Ну вот, собственно, на этом и закончились мои рассуждения самой себе.

Наша делегация, все, как один, стояли у мест раскопок. Слушали Константина Геннадьевича, в перерывах шутили, смеялись, обсуждали увиденное. А неподалеку – раскопки…

Вы думали, что перед нашими глазами раскинулась картина из голливудских блокбастеров: огромные горы золотистого песка, куча измерительных приборов, сундук с кладом или остатки фараонов в виде мумий? Отнюдь, друзья! Всё это оставим коллегам заокеанья.

Небольшая территория, освобожденная от деревьев, остатков кустарников и других предметов, которые бы мешали раскопкам, небольшие ямы, горки песка – разного по консистенции и цветовой палитре. На дне одних – вода. Местность у нас болотистая. Водных источников много. И вода успевает просачиваться моментально, даже если яма не более, чем полметра.

Некоторые места раскопок круглые, неоформленные. Другие – идеально ровные, в форме квадрата или прямоугольника. При взгляде на них видны все слои почвы. И это немаловажно. Данная деталь помогает археологам лучше понять, какие процессы происходят в почве.

- Вот видите этот белый песок? Белый и желтоватые оттенки придают песку преобладающие в местности диоксид кремния. Наличие железа придает более яркие оттенки, вплоть до красного. При окислении цвет песка становится светлее, до оранжевого и желтого.

Орудие раскопок неизменно на все времена – лопата и человеческие руки.

Кстати говоря, о том, что на данном месте проводились некогда раскопки, вы, уважаемые читатели (посетители лесного массива), можете и не знать. Археологи приводят местность, на которой работают, в полнейшее соответствие тому, как она выглядела первоначально. Единственные, кто будут знать всегда о визите искателей останков истории, это карты. На них ручкой отмечены точки раскопок и даже даны названия, соответствующие определенной местности, близ которой ведутся работы.

Константин Геннадьевич приезжает в Покачи с 1995 года. За это время многое поменялось. Так, например, большими стали делегации экспедиции. Люди с различных уголков России спешат пополнить ее ряды. Хабаровск, Екатеринбург, Оренбург, Москва… География обширная.

История в крупицах

Сегодня есть день, который мы прожили. А завтра он уже история. Эта история хранится во всём – в книгах, фильмах, воспоминаниях, предметах архитектуры… Многое из них становится прахом. Потому что дождь за окном, потому что стираются временем… И, казалось бы, бесследно. Но это лишь иллюзия. На самом деле они хранятся глубоко, в недрах самого безопасного сейфа – земли. Отыскать их непросто. Сама земля усердно пакует эти ценные экспонаты на века и даже тысячелетия. Отыскать их по силам самому старательному и терпеливому. Тому, кто живет в настоящем, мыслит о будущем, оберегает прошлое. Это, дамы и господа, археологи. Им предначертано распознавать историю в крупицах земной пыли. Усердно корпеть над воссозданием прошлого и созидать из него прелестную вечность бытия.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

29