Меню
12+

Сетевое издание «ПокачиИнформ»

06.07.2020 14:30 Понедельник
Категории (2):
Теги (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

К вопросу о компенсации морального вреда родственникам умершего пациента

Автор: Степан Филипенко
Прокурор Нижневартовского района

Верховный Суд РФ рассмотрел спор по вопросу возмещения морального вреда в связи с некачественным оказанием медицинской помощи, приняв определение от 13.04.2020 №34-КГ20-2, отправив акты районного и областного судов об отказе в возмещении морального вреда в связи с некачественным оказанием медицинской помощи на пересмотр

Исходя из обстоятельств дела, в суд с иском обратилась беременная дочь недееспособной пациентки, скончавшейся от инфаркта. Инфаркт произошел за несколько дней до кончины, врачи «неотложки» приезжали несколько раз, но инфаркта так и не распознали, отказывались забирать пациентку в стационар, а когда все-таки госпитализировали, то назначили неадекватную терапию.

Суды первой и апелляционной инстанции в удовлетворении иска отказали в полном объеме, указав, что дефекты лечения имели место, но прямой причинной-следственной связи между дефектами и смертью пациентки истица не доказала: в заключении Бюро судмедэкспертизы указано, что пациентка длительное время страдала тяжёлым заболеванием системы кровообращения с выраженными неврологическими, кардиологическими и сосудистыми проявлениями, которое развивалось у неё самостоятельно, без участия врачей и непосредственно привело к её смерти, при этом её смерть могла наступить и при оказании своевременной и адекватной медицинской помощи. Одновременно эксперты указали на дефекты (ошибки) в оказании медпомощи: 25 января медпомощь не оказывалась, госпитализация не предложена; 26 января врачом-терапевтом жалобы не собраны, объективный осмотр формальный, информации о состоянии здоровья не даёт; 27 января консультация врача-невролога не даёт полную информацию о неврологическом статусе, не предложена госпитализация; 28 января медпомощь не оказывалась, госпитализация не предложена, что создало условия для прогрессирования заболевания. А поскольку смерть матери истицы обусловлена тяжёлым заболеванием, которое непосредственно привело к её смерти, а спорные дефекты медпомощи не являются причиной развития основного заболевания, и его осложнения и не находятся в прямой причинно-следственной связи со смертью, то и, следовательно, по мнению суда, некомпетентные действия врачей не причинили дочери пациентки моральный вред.

Верховный Суд РФ в свою очередь указал, что право граждан на охрану здоровья и медицинскую помощь реализуется, в том числе, через соблюдение порядков оказания медпомощи, стандартов медпомощи и клинических рекомендаций (протоколов), а также через установление ответственности медорганизаций и медработников за причинение вреда при оказании гражданам медпомощи; законом установлена презумпция вины причинителя вреда, которая предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик, а потерпевший доказывает факт наличия вреда (физических и нравственных страданий – если это вред моральный), а также статус ответчика – причинителя вреда или лица, в силу закона обязанного возместить вред; в данном деле больница должна доказать отсутствие своей вины в причинении морального вреда истице в связи со смертью её матери, медицинская помощь которой оказана ненадлежащим образом.

Необходимо установить, повлияли ли выявленные дефекты на правильность постановки диагноза (острый инфаркт передней стенки миокарда), на назначение соответствующего лечения и развитие летального исхода, а также определить степень нравственных страданий истицы с учётом фактических обстоятельств причинения ей морального вреда и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесённых ею переживаний (состояние беременности) в результате ненадлежащего оказания её матери медицинской помощи, наблюдения за её страданиями на протяжении длительного времени (с 25 января по 6 февраля 2016 г.) и её последующей смерти.

Ответчиком не представлено доказательств, подтверждающих отсутствие его вины в неустановлении пациентке правильного диагноза, в том числе бригадами СМП, неоднократно вызываемыми истцом для оказания медпомощи своей матери и ее госпитализации, в которой отказано сотрудниками СМП и участковым терапевтом, врачом-неврологом; ЦРБ не предоставила доказательств соблюдения установленных порядка и стандартов оказания медпомощи; нельзя признать правомерным вывод об отсутствии причинно-следственной связи между недостатками (дефектами) медпомощи и наступившими последствиями в виде ухудшения здоровья и смерти; перед судебными экспертами не ставился вопрос о том, были ли предприняты фельдшерами СМП, врачом-терапевтом, врачом-неврологом все необходимые меры для своевременного и квалифицированного обследования пациента, включая подробное описание состояния здоровья пациента, его рентгеновский снимок, проведение дополнительных исследований, госпитализацию и направление в целях правильного определения диагноза к иным специалистам, таким как врач-анестезиолог-реаниматолог, врач-кардиолог, этот вопрос не был предметом исследования в судебном заседании и не выносился судом на обсуждение сторон спора.

Суд не обсудил и не оценил довод истца о том, что в случае оказания качественной и своевременной медпомощи, её госпитализации при первоначальном вызове бригады СМП, проведения всех необходимых обследований и диагностических мероприятий, диагноз был бы установлен правильно и своевременно и, следовательно, была бы оказана надлежащая медицинская помощь, кроме того, суды отказались применять ст. 70 Закона об основах охраны здоровья граждан (о полномочиях лечащего врача).

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

43